Жизнь после войны: «Все войны ведут политики, но жертвами остаются бедняки»

Жизнь после войны: «Все войны ведут политики, но жертвами остаются бедняки»

Вот уже 33 года каждый день 15 февраля участники войны в Афганистане вспоминают и поминают тех, кто пал в боях с 1979 по 1989 годы. В течение десяти лет мобилизованные в Советскую Армию молодые люди из всех советских республик сражались на полях войны в Афганистане. 12 тысяч молдаван, солдат Советской Армии, были отправлены на эту чужую войну, не имевшую ничего общего с их родиной.

Там положил свою жизнь 301 солдат, их привезли в Молдову в цинковых, герметично закрытых гробах. После возвращения домой в мирное время, из-за ранений и плохих бытовых условий погибло больше участников войны, чем пало в боях. В то же время, до сих пор четверо бывших советских солдат из Молдовы считаются пропавшими без вести в Афганистане.

ZdG встретилась с тремя участниками войны в Афганистане, узнала о трех совершенно разных судьбах, у всех них есть общее качество – они навсегда отмечены тем периодом ада, порожденным войной, о которой они сами говорят, как о бесполезной. И спустя 33 года после окончания той войны ее участники говорят, что любой конфликт должен решаться мирным путем и что в результате войн богатые становятся еще богаче, а бедные еще беднее.

О смерти: «Я видел смерть столько раз, что вы даже не представляете»

Вячеслав Перчун родом из села Гура Галбэнэ, Чимишлийского района. Сейчас он вместе с семьей живет в Кишиневе. Хотя он увлечен пчеловодством, столярным делом, заботится о воспитании сыновей, ужасы той войны преследуют его изо дня в день, мгновенье за мгновением. У него на почетном месте флаг его воинской части, в которой он воевал. Чтобы не забывать, что такое война, и не забывать своих товарищей.

Жизнь после войны: «Все войны ведут политики, но жертвами остаются бедняки»

Мы спросили его, как выглядит смерть и видел ли он ее на той чужой войне.

«Я видел ее столько раз, что вы даже представить себе не можете», – говорит Вячеслав Перчун, вспоминая, что он вошел в Афганистан с 12 другими солдатами, пятеро из которых были из Молдовы, остальные – русские, украинцы и белорусы. «Мы все вернулись живыми, один из украинцев погиб, его застрелили, белоруса ранили и отправили домой», – перечисляет Вячеслав страдания, очевидцем которых стал.

О смерти он говорит, что много раз видел ее своими глазами и что, возможно, из-за этого, сегодня он считает семью, детей самыми главными ценностями в жизни.

Он говорит, что каждый год 15 февраля, когда участники войны в Афганистане собираются, чтобы почтить память своих боевых товарищей, он обнаруживает все новые и новые преждевременные уходы в мир праведников. Вячеслав Перчун говорит, что те, кто шли на войну, фактически выполняя приказы своего начальства, заслуживали большего внимания со стороны государства, хотя, когда их мобилизовали на войну, они представляли другое государство.

«Нам дают 750 леев в месяц, а в остальном, как у всех пенсионеров. Раз в три года можно съездить в санаторий, это все привилегии, которые у нас есть… Да, есть еще одна привилегия, раз в три года можно съездить бесплатно, туда и обратно, на поезде, куда-нибудь по бывшему СССР», – рассказывает Вячеслав Перчун, упоминая своего товарища, тоже из Чимишлийского района, который, имея много детей и внуков, очень много работает, но ему это даётся все труднее.

«Мы ему пока помогаем, чем можем, но и государство должно о них позаботиться, потому что им не на что жить, кроме взяток, чтобы выехать в бывший СССР», – говорит ветеран.

Хотел бы он снова увидеть Афганистан?

«Я просто хочу на экскурсию, а воевать – не хочу. Я не хочу, чтобы была война, я хочу мира и для детей. Давайте останемся дома и не будем вмешиваться, потому что нам нечем воевать, у нас нет ресурсов», – говорит Вячеслав.

Он прошел две войны и одну жизнь

Ион Бунеску из Котул Морий, Хынчештского района, является одним из 12 тысяч советских солдат, сражавшихся на войне в Афганистане.

Жизнь после войны: «Все войны ведут политики, но жертвами остаются бедняки»

«Я был в Кишинёве, работал на Тракторном заводе, будучи родом из села на берегу Прута, меня забрали в армию… Когда я был солдатом, нас собрали, сказали, что мы едем в Узбекистан, нас отвезли в Термез, три месяца держали на полигоне, а потом отправили в Афганистан… Даже родители не знали, что я в Афганистане. Я даже не сказал им, что я был на войне. Они были живы, потом умерли. Нужно было подумать и о родителях. Каждой матери больно терять своего ребенка на войне. Я так считаю», – рассказывает Ион Бунеску.

После той войны, поскольку у него был боевой опыт и опыт обороны, он был зачислен в полицию. «Так я попал и на войну на Днестре», – рассказывает Ион Бунеску.

Какова жизнь после войны? Ион говорит, что, местами – хорошо, местами – плохо, как после войны…

«Настигают те болезни, я смотрю на своих друзей и на себя… У меня уже неделю поднимается давление… Но это жизнь, мы идем вперед», – рассказывает ветеран, признавая, что в течение всех 33 лет, прошедших с той войны, у него есть несколько воспоминаний, от которых он не может избавиться. Воспоминания, которые постоянно преследуют его.

«Знаете, как это бывает с воспоминаниями, когда твои друзья погибли на войне, это воспоминания, от которых ты не можешь избавиться. Одни погибали по ошибке, другие получали ранения в бою», – рассказывает Ион Бунеску.

Из-за того, что он потерял своих друзей в двух войнах – в Афганистане и на Днестре, а также из-за того, что он больше не хочет причинять страдания своей семье, своим близким, Ион говорит: «Я бы не хотел, чтобы была война… Все войны ведут политики, но жертвами остаются бедняки».

Бывший солдат считает, что любой войны можно было бы избежать, если бы «политики сели за стол, спокойно поговорили, не так, как они говорят, а спокойно… Я смотрю и на украинцев: если бы они сели за стол, это бы давно решилось», уточнив, что «все лучше всего делать через дипломатию, если бы была дипломатия, люди бы не погибали. Но я считаю, что все думают о зарабатывании денег на жизнях людей. Точно так же, как было здесь, в нашей стране, сколько людей осталось на дорогах после этой войны, и сколько погибло напрасно, но все об этом забывают».

Кто пошел бы воевать, если бы была еще одна война? Ответ Иона Бунеску на этот вопрос весьма печален:

«Все те, кто воевал, у них в крови – защищать свою страну. Молодежь больше не захотела бы идти на войну, может быть, один процент или два. Остальные, все те, кто воевал, пойдут воевать и подставят грудь, даже если будет все тяжелее и тяжелее: хлеб дорогой, уголь дорогой, дрова дорогие, газ дорогой».

Еще одним тяжелым переживанием ветерана является состояние борцов за независимость Республики Молдова:

«Прошло уже 30 с лишним лет, как мы независимы, а эти ребята, которые воевали, без ног, без рук, без глаза, чем им государство помогает? Ничем. Три копейки подаяния – это не помощь. Нужно повернуться лицом к ребятам, которые воевали, которые что-то сделали. Я считаю, что это не то, что государство должно делать по отношению к ветеранам».

Военнопленный, забытый государством: «Нас задержали, потому что мы были солдатами оккупационного режима»

Леонид Вылку родом из Чимишлии. В 1983 году в качестве солдата Советской Армии был мобилизован во время войны в Афганистане. В октябре 1984 года попал в плен. Долгие годы о его судьбе ничего не было известно. Только в 1989 году через бельгийского журналиста ему удалось отправить письмо, дошедшее до СССР, подтверждающее, что он жив.

Жизнь после войны: «Все войны ведут политики, но жертвами остаются бедняки»

После 9 лет и 6 месяцев заключения он был освобожден. Сейчас он живет во Франции, является гражданином Франции, но его жизнь по-прежнему отмечена той войной. Леонид Вылку, бывший военнопленный Афганистана, дал зарубежным СМИ сотни интервью о войне. Несколько дней назад он впервые выступил перед молдавскими СМИ, согласившись дать это интервью Ziarul de Gardă.

«До 1989 года родители ничего обо мне не знали, после чего письмо от меня, отправленное с бельгийским журналистом, дошло до Европы. Там как-то установили связь и передали в СССР информацию, что я жив», – рассказывает Вылку.

Будучи в плену, он вместе с другими рубили дрова, поднимались в горы, собирали траву, помогали на кухне, убирались.

Там же он принял ислам. Он говорит, что сделал это добровольно и его никто не принуждал.

«Нам объяснили, что хорошо бы принимать ислам. Сначала я не понял, что они имели в виду. В конце концов я им сказал, что если вы говорите, что ваш ислам лучше нашего христианства, то докажите мне это. Потом мы читали Коран, переводили его, и нам все объясняли. Так я принял его и с тех пор остаюсь в Исламе», рассказывает мужчина.

В обмен на его свободу и еще одного пленного, моджахеды попросили оружие, еду и не только.

«Им нужно было много вещей. Когда моджахеды пришли к власти, они отказались от старых денег и попросили у советских властей напечатать для них новые, и те согласились. Затем пришла помощь гражданскому населению, а также оружие для армии».

На вопрос, в чем смысл той войны, Леонид Вылку говорит, что она была бессмысленной. «В той стране шла оккупационная война. Советские власти хотели расширить свою территорию, они хотели создать еще одну Республику Афганистан. Позже они должны были оккупировать Пакистан с выходом в Индийский океан».

О возможной предстоящей войне на границе с Молдовой, мужчина говорит, что «Россия всегда позиционировала себя как ненасытное и жадное государство, как и СССР. Такая же политика проводится и сегодня. Она хочет все больше и больше территорий, а в Сибири есть незаселенные земли с огромными богатствами. Я не знаю, что будет. Надеюсь, что западные страны, так или иначе, захотят остановить эту возможную войну».

С другой стороны, Вылку уверен, что в Афганистане все еще остались пленные, даже спустя столько времени.

«Есть, действительно есть, я знаю, что есть. У меня есть друг-англичанин, он же журналист, он делал интервью с бывшим советским пленным, который рассказывал о своей тамошней жизни, он выглядел как старик, хоть и был еще молод. У них нет удостоверений личности, у них нет денег и они не могут вернуться, хотя официально освобождены… Я также знаю бывшего пленного, который решил вернуться из России в тот же Афганистан, потому что, как он говорит, там у людей доброе сердце, а вот в России…»

Леонид Вылку подчеркивает, что «войны – это великое зло. Война – это кровь, это слезы, огромные экономические потери, человеческие жертвы, и я не думаю, что мы можем решать проблемы таким образом. Когда двое ссорятся, мы должны вмешаться, чтобы их примирить».

Источник


105

İlgili statyalar

ВИДЕО/ Мать русского солдата, погибшего в первый день войны в Украине, получила похоронку в день его рождения

Рядовой Максим Ханыгин из села Озёрное Аткарского района Саратовской области погиб во время боевых действий в Украине 24 февраля. Мать солдата говорит, что 25 февраля ему должно было исполниться 22 года, пишут “Свободные новости. FreeNews-Volga” города Саратов. Людмила Ханыгина, мать погибшего солдата, говорит, что “он автомат два раза держал, когда фотографировался” и что не понимает, как он попал на войну, потому что задень до этого, 23 февраля, он сказал, что едут на учения. “У него 25 февраля день рождения. Только в этот день, часа в два дня, мне позвонил наш военком. Сказал: «Ваш сын погиб при боевых действиях 24 числа».…

С 1 октября пособия ветеранов, репрессированных политиков и участников Чернобыльской аварии повысятся

С 1 октября 2021 года ветераны Великой Отечественной войны, войны в Афганистане, войны на Днестре и участники ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС будут получать повышенные пособия. Соответствующий законопроект в пятницу представили депутаты PAS Дан Перчун, Лилиан Карп и Борис Маркоч, сообщает портал anticoruptie.md. Депутат Борис Маркоч, один из участников войны за целостность государства, обратился к ветеранам, чтобы они  подали необходимые документы в территориальные кассы в районах для получения лечебных путевок. Бенефициарами законопроекта являются более 30 тысяч человек, а общая сумма выплат за три месяца этого года составляет 36 миллионов леев.  Таким образом, с 1 октября будут увеличены на 550…

Война России против русских

Истории известны десятки войн, спровоцированных Россией против других народов. Невозможно найти общее количество людей, убитых русскими в ходе этих войн, но можно предположить, что речь идет о миллионах. В сентябре 1939 года Россия напала на Польшу, и всего через два месяца, в ноябре того же года, напала на Финляндию. Последовала Вторая мировая война, жестокая и яростная. В 1956 году Россия вошла с танками и войсками в Венгрию, убив тысячи людей под предлогом сохранения социалистического режима. В 1967 году Россия спровоцировала арабо-израильские войны, которые продолжались шесть лет. Это вторжение было квалифицировано Россией как международная помощь Египту и Сирии. Международной миссией, согласно…

Власти Украины: 213 детей погибли и 389 получили ранения с начала войны в Украине

Генеральная прокуратура Украины сообщает, что с начала войны и по настоящее время – с 24 февраля по 24 апреля – погибли 213 детей, 389 получили ранения. Данные, представленные украинскими властями, показывают, что больше всего детей погибло в Донецке – 122, Киеве – 114, Харькове – 91, Чернигове – 66, Херсоне – 44, Николаеве – 43, Луганске – 37, Запорожье – 27, Сумах – 17, Житомире – 15. “За два месяца широкомасштабной вооруженной агрессии со стороны Российской Федерации в Украине пострадало более 602 ребенка. По официальным данным, на утро 24 апреля погибли 213 детей, более 389 получили ранения”, – говорится в…

«Я бежал от одной войны, а теперь началась другая». История афганца, который бежал из Украины

Год назад из-за войны в Афганистане Аджмал Рахмани покинул свою страну и нашел убежище в Украине. Однако теперь ему приходится бежать в Польшу с сотнями тысяч беженцев, спасаясь от бомбардировок, передает Digi24. «Я бежал от одной войны, а теперь началась другая. Мне действительно не повезло», — рассказал 40-летний афганец . В Польшу он прибыл со своей женой и двумя детьми. Дойдя до границы, он вместе с другими беженцами ждал прибытия автобусов, которые смогли бы их доставить в центр приема в соседний город Пшемысль. Рахмани покинул свою страну за четыре месяца до ухода американцев. Причина одна — он чувствовал угрозу для…